Беларуская моваРусскийEnglish
logo
Беларуская моваРусскийEnglish

Monthly Archives: Январь 2008

24 Янв 2008

За рамками репертуара

О том, что остается за кадром далеко не массовой профессии, мы говорим с Валентином Давыдовичем КРАВЦОВЫМ.

Концерты Гомельского городского симфонического оркестра, которым он руководит 19 лет, проходят с неизменным успехом. Впрочем, есть еще одна немаловажная деталь: маэстро Кравцов уникален в своем роде — он единственный гомельчанин, у которого имеется диплом дирижера симфонического оркестра.

Оставим извечные споры по поводу того, какой труд тяжелее — умственный или физический. Это тема для отдельного исследования. Как говорится, хорошо там, где нас нет. Что же касается профессии дирижера, то уж ему как раз­таки приходится работать не только мозгами. Вот и на репетиции оркестра маэстро Кравцов сделал небольшую паузу для музыкантов, а сам вышел на несколько минут, чтобы переодеть другую рубашку. Попробуйте­ка в течение полутора­двух часов беспрерывно позаниматься интенсивной зарядкой, задействуя при этом плечевой пояс, руки и весь корпус, — и вопросы по поводу физических нагрузок отпадут сами собой.

Кстати, на репетицию городского симфонического оркестра мы с фотокором напросились не только для того, чтобы получше узнать внутреннюю кухню музыкантов, — очень уж хотелось увидеть лицо дирижера во время работы. Ведь на концертах он всегда стоит спиной к публике.

Оказывается, мимика дирижера так же разнообразна, как и его жестикуляция. На лице маэстро можно прочесть всю гамму чувств. А грациозная легкость в движениях, которую мы лицезреем на концертах, — результат продолжительных репетиций, и демонстрировать ее публике могут только настоящие профессионалы.

Пожалуй, эту профессию можно смело сравнивать с профессией режиссера, и тот, и другой уже на начальном этапе видят конечный результат своей работы и делают все возможное, чтобы его получить. Дирижер Кравцов влюблен в свое дело. Это видно сразу — у него глаза счастливого человека. Во время нашего разговора Валентин Давыдович показывал партитуры произведений. Чтение нотных знаков для него так же увлекательно, как для многих из нас чтение самых захватывающих романов. И если раньше маэстро Кравцову нужно было сначала наиграть партии на рояле, чтобы их почувствовать, то с годами этого уже не требуется — изучая произведение по нотам, он мысленно слышит звучание каждой партии в отдельности и произведение в целом.

Когда наблюдала за рабочим процессом Валентина Давыдовича, до меня вдруг дошло, почему женщина­симфонист за дирижерским пультом — большая редкость. Работа эта требует полной отдачи, духовных и физических сил, огромного терпения и умения ладить с музыкантами. К тому же, чтобы дирижировать симфоническим оркестром, нужно долго учиться — не любая женщина может позволить себе 10­летнее пребывание в студентах (два консерваторских диплома — непременное условие для работы с симфоническим оркестром — прим. автора). Хотя вопрос этот, наверное, спорный. Как­то в своем интервью знаменитая женщина­дирижер Вероника Дударова сказала: “Это профессия не мужская и не женская, это профессия характера”.

Валентин Кравцов первый раз окончил консерваторию по классу трубы, а второй — по классу оперно­симфонического дирижирования. Ну вот и прояснился еще один момент: теперь понятно, почему на концертах классической музыки 40­летних дирижеров представляют, добавляя эпитет “молодой”. Принято считать, что дирижер — поздняя профессия, нужно сначала поднабраться музыкантского и человеческого опыта и только потом становиться за дирижерский пульт.

— У простого обывателя образ дирижера ассоциируется с рафинированным интеллигентом, который не приспособлен к жизни. Какие­то увлечения помимо музыки у вас есть?

— Разумеется! Рыбалка, подводная охота, дача — все это было в моей жизни. Уже будучи преподавателем музучилища имени Соколовского приобрел “Яву”. Мой друг, композитор Григорьев, тоже гонял на мотоцикле. После того как он разбился насмерть, я расстался с мотоциклом. К тому же голова стала забиваться мыслями о запчастях, бензине, а это здорово мешало работе. С тех пор никогда не думал о том, чтобы снова сесть за руль. Долгое время меня вполне устраивал велосипед как средство передвижения.

— Музыка для вас прежде всего работа. Слушаете что­то для души?

— Музыка звучит в голове всегда. С первого мгновения, как только просыпаюсь. Избавиться от нее невыносимо трудно. Другой раз нужно спеть Гимн Советского Союза или “Интернационал”, чтобы она перестала звучать. Думаю, это естественное состояние любого дирижера. Как­то по телевидению выступал белорусский дирижер Александр Анисимов. Он рассказывал, как в молодости врачи поинтересовались его здоровьем на комиссии призывников. “Да все хорошо, — ответил он. — Только вот у меня в голове все время музыка звучит...”

Для души могу изредка послушать настоящий старый джаз, который люблю со времен своей молодости.

— Дирижеру нужно обладать хорошей памятью?

— Желательно. Музыкант должен выучить только свою партию, а дирижер должен знать идеально каждую, чтобы в нужный момент подсказать, поправить, если звучит не та нота.

— Бывало так, что дата концерта уже назначена, афиши в городе развешаны, а у вас — температура высокая или самочувствие такое, что нельзя вставать с постели? Что делать в таких случаях, не отменять же концерт?

— При любых болезнях можно выйти и дирижировать. Кроме одной — радикулита. У меня был случай, но не с этим симфоническим оркестром. Так прихватило спину, что не мог согнуться­разогнуться. Пришлось вызвать врача, мне сделали несколько уколов, и я отправился дирижировать.

— То есть даже не рассматривали альтернативный вариант — остаться дома?

— Если до концерта остается каких­то пару дней, вызвать дирижера из Минска весьма проблематично. Это не такое простое дело, он должен провести минимум три репетиции. Но в принципе замену найти можно: профессиональные дирижеры знают весь репертуар.

— Чья оценка уровня исполнения для вас важна?

— В идеале хотелось бы знать мнение хорошего музыкального критика. Мы давали концерты в Германии, и уже на следующий день в газетах появились рецензии на выступление нашего оркестра. У нас практически отсутствует музыкальная критика. И если в Минске профессионалов этого дела не много, но они все же есть, то в Гомеле их, к сожалению, нет вообще. Музыкальный критик — это человек, который знает музыку от и до: либо композитор, либо музыкант, либо музыкальный теоретик. Если вспомнить прошлые времена, то был широко известен Иван Солертинский, человек с феноменальными познаниями в мире музыки. Его рецензии принимались безоговорочно известными музыкантами и дирижерами.

Лично у меня остается неприятный осадок после прочтения статей, в которых выдающихся музыкантов нашей страны критикуют журналисты, которые мало в этом деле смыслят.

— Вы не жалеете, что ваша музыкальная карьера состоялась в Гомеле?

— Не жалею. После окончания консерватории у меня была возможность остаться работать в Минске — дирижером театра оперетты. Была возможность работать по контракту в Германии и Польше. Приглашали даже в Эквадор, но решение нужно было принять за одну ночь (какой­то московский дирижер не смог туда поехать, и срочно искали замену). Я вынужден был отказаться. А потом через неделю смотрю телевизор — в столице Эквадора чудовищное землетрясение.

— Чтобы привлечь молодежь на концерты классической музыки, в Израиле решились на эксперимент: разрешили приходить в джинсах, с чипсами и прохладительными напитками. Вы бы пошли на такое?

— Устроители концертов во всем мире идут на всевозможные новшества для популяризации классической музыки и расширения аудитории слушателей. Искать новые формы, конечно, надо. Но для того чтобы шелестеть пакетиками из­под чипсов, нужен зал с отличнейшей акустикой. Да и, к счастью, у нас есть постоянные слушатели, которые на протяжении многих лет с удовольствием приходят на наши концерты.

— Симфоническая музыка — дело серьезное. А забавные моменты в вашей работе бывают?

— Разумеется. Например, был случай, когда мне после концерта вручили не цветы, как это обычно бывает, а набор дачных овощей и фруктов, в том числе и огромную тыкву...

— Во время концерта вы можете мысленно отвлечься хотя бы на минуту?

— Это нереально! Представьте себе быструю езду на автомобиле по серпантину. Отвлекся, какое­то неточное движение и — финал известен: не справился с управлением...

Заказать билет

Ваше имя *

Ваш e-mail или телефон *

Название мероприятия *

×